snikolenko: (Default)
Слухи шагают по стране, но пока не по той: дошагали до Калифорнии и, surprisingly enough, Чикаго. О слухах и новостях мы поговорим позже, а я пока о другом. У меня в конце прошлого года появился Sony Reader PRS-650, и пока что он мне очень нравится. Один из важных его плюсов – в том, что теперь очень легко посмотреть, что я читал за последние два-три месяца. И уже немало накопилось, так что о книгах мы кратко и поговорим )
snikolenko: (Default)
1. Был сегодня в обычной районной поликлинике, по обычному полису ОМС; хотел сделать флюорографию. Поначалу ужаснулся: толпа, куча очередей, для флюорографии надо три с половиной очереди отстоять, ничего не понятно... Глаза, однако, боялись, а ноги двигались: весь процесс со всеми очередями от входа до выхода занял менее получаса. Наблюдение подтверждается.

2. Я уже писал о том, что Достоевский на меня произвёл сильное впечатление как мастер детектива. И вот читаю «Бесов» – а там в середине между делом излагается классический рассказ Честертона. Сильно.
snikolenko: (Default)
Прочёл потрясающую книгу Нассима Талеба «The Black Swan» (в относительно неплохом, кстати, переводе). Зацепило очень сильно.

Фактически, вся моя жизнь (и, думаю, жизнь многих других), – это путешествие от одного чёрного лебедя к другому. Почти все события, которые предопределили то, кто я и где я сейчас, – это типичные чёрные лебеди (в моём скромном масштабе, конечно). Соответственно, изрядная доля моей «жизненной философии» сводится к тому, чтобы быть всегда открытым к новому и стараться ловить чёрных лебедей; я для себя даже формулировал что-то в таком же духе, хотя, конечно, не так чётко. А значительную часть того, что я сейчас считаю своими жизненными ошибками, можно обобщить так: уже видно, что лебедь белый, но всё равно продолжаю за ним гнаться.

С финансовой и статистической точки зрения, кстати, тезисы кажутся более спорными, чем с жизненно-философской. Понятно же, что всякие там эконометрические модели и не претендуют на то, чтобы предсказывать чёрных лебедей. Их задача – вытягивать лишний процент-другой со стабильного рынка, чтобы к тому моменту, когда чёрный лебедь явится в образе белого песца, уже был накоплен жирок из надёжной части портфеля (у компании) и из тех же бонусов (у сотрудников), которые Талеб так горячо порицает. Впрочем, тут Талебу, очевидно, виднее.

Но это всё мелочи; главное, что эта книга формулирует, обобщает и развивает то, что давно чувствовалось и вертелось в голове, но не могло без внешней помощи сформулироваться. А значит, книга очень правильная. :) Прочтите, не пожалеете.
snikolenko: (Default)
Методы Эдуарда Голуба я не поддерживаю. Тем более что мне нет нужды придумывать себе источники. Главным делом наступившего года для нас пока что стали разбор и слияние всех-всех-всех наших книжек. И вот оно как сейчас, в процессе...



Полноразмерные фотографии можно, как водится, увидеть здесь:
http://picasaweb.google.com/snikolenko/Jan09
snikolenko: (Default)
Прочёл тут интересный концепт полуролевой, полустратегической игры, вроде Settlers, но с выделенным героем, как в Warcraft III. Игрок начинает одним колонистом на пустынном берегу с небольшим количеством трудновосполняемых ресурсов. Первые задачи стандартны — не умереть от голода и наладить производственные цепочки: выращивание и производство хлеба, переход от охоты к мясо-молочному скотоводству. Научных разработок не ведётся, но колонист понемногу прогрессирует в каждом из навыков, овладевает ремёслами, понемногу (сугубо для красоты, как тронный зал в «Цивилизациях») отстраивает себе дом.

Вторая фаза игры начинается, когда у колониста появляются компаньоны. Поначалу это ровно один поселенец, которым игрок не управляет напрямую, но косвенное управление устроено весьма эффективно. Взаимодействие между людьми привносит в игру духовное начало — если удастся обратить нового поселенца в свою веру, эффективность его работы значительно возрастёт. На третьей фазе игрок начинает торговлю с внешним миром, а сама колония разрастается весьма значительно, на ранее незаселённом острове живут уже человек тридцать. Появляются женщины, семьи, некая примитивная дипломатия. Наконец, четвёртой фазой можно считать весьма малоинтересные и прикрученные «потому что куда без них» (как в Settlers) военные действия. При борьбе с ордами дикарей-кочевников придётся применить зачатки тактики, но до микроконтроля нас не допустят, и победу можно без больших потерь обеспечить чисто техническим преимуществом в вооружении. Один-два из новых поселенцев тоже станут героями и начнут накапливать экспу; их можно будет поместить на управляющие посты.

Игра описана весьма подробно, производственные цепочки очень реалистичны, накопление экспы героем выражается в значительном ускорении работ. Например, на нулевом уровне скилла «плотник» у героя уходит по двадцать дней на производство одной доски! Кроме того, игрок никогда не испытывает недостатка в подробной статистике — отчётом о запасах еды, инструментов, оружия и боеприпасов заканчивается каждый игровой период времени.

Думаю, все уже догадались, что речь идёт о Read more... )
snikolenko: (Default)
В книжном магазине неподалёку распродают английские paperback'и.
Наконец-то купил себе «The Lord of the Rings» (EUR 3.50 вроде действительно недорого, меньше 20 центов за кольцо).
Интересно, смогу ли осилить. Если честно, изрядно сомневаюсь. :)
snikolenko: (Default)
Перечитал «Татарскую пустыню». Всё правда, от первого слова. Насчёт «до последнего» пока не доказано, но очень похоже на то.

ОКР

Nov. 27th, 2007 02:51 pm
snikolenko: (Default)
Теперь уже наверняка можно написать, что мне очень понравилось играть ОКР за команду «Понаехали» из региона 00 (да-да, у меня те же ассоциации).
Впервые играл с [livejournal.com profile] speshkov — ощущения незабываемые. :)
Обязательно надо ещё попробовать. Возможно, стоит посадить [livejournal.com profile] mmalkin выбирать версии и писать ответы на бумажках ([livejournal.com profile] scau, я не употребляю слова «капитан»!).
А вообще реально понравилось, спасибо всем большое! Даром что сыграли в итоге всё-таки весьма слабо. Но у нас ещё не всё, но кое-что впереди есть, надеюсь.

А ещё открыл для себя отличный интернет-магазин «Лабиринт». Очень умеренные цены, при заказе от 500 р. курьер бесплатно доставляет по Москве и Питеру, платить можно наличными курьеру. Привезли вот кучу книжек, всё в порядке вроде.
snikolenko: (Default)
Читаю потрясающую книжку Александра Етоева «Книгоедство». Обожаю такие книжки. Про Гоголя, например, пишет, что Россию он любил на расстоянии,
предпочитая вечерам на х. близ Диканьки классические венецьянские прохлады.
snikolenko: (Default)
Читаю Чехова. Это такое наслаждение! Читаю раннюю его повесть «Степь» — там на каждой странице есть чему обрадоваться! Вот, например:
Пара цитат из 'Степи' )

А вот как Чехов в одном письме прошёлся по яндекс-рейтингу блогов за сотню лет до его появления:
[П. И. Чайковский] составляет теперь знаменитость №2. Номером первым считается Лев Толстой. А я №877.
snikolenko: (Default)
Анри Перрюшо, «Жизнь Гогена»:
Напоив взгляд вечным и бескрайним, Гоген спускался в Атуону. На набалдашнике одной из своих палок он вырезал мужчину и женщину в любовной борьбе, на набалдашнике другой — фаллос.
А если серьёзно, то, прочитав биографию Гогена, немудрено стать женоненавистником. Просто ужас какой-то.
Хотя, возможно, Перрюшо недостаточно акцентирует внимание на характере самого Гогена — тоже был не сахар.
snikolenko: (Default)
Давно не писал о книгах — исправляюсь.

Фредерик Бегбедер, «Windows on the World». Не очень понравилось — слишком много надрыва и излишнего эпатажа. Ну да, people die. Вообще не понимаю, почему случай с WTC так действует на людей — «мы теперь нигде не можем быть в безопасности, they will get us, yadda-yadda-yadda». Можно написать с точно таким же надрывом, например, про ДТП, в которых ежедневно погибает гораздо больше людей, чем в WTC (и их смерть бывает не менее болезненной), и сделать гораздо более истинный вывод — мы нигде не в безопасности, каждый день садимся за руль или переходим дорогу, а там... they will get us. Но почему-то таких «выводов никто не выводил». Да и сугубо с литературной точки зрения книга не очень хороша.

Ален-Фурнье, «Большой Мольн». Фаулз восхищался Аленом-Фурнье и называл «Большой Мольн» образцом, идеалом романа вообще. И с ним трудно не согласиться — книга действительно очень интересная. Ближе к концу поймал себя на мысли, что не знаю и даже не догадываюсь, чем дело закончится, и действительно хочу узнать — давненько такого не было. При этом не могу сказать, чтобы я мог отождествиться с кем-нибудь из героев. Просто реально хорошая книжка. Увы — Ален-Фурнье погиб под Верденом, и «Большой Мольн» — его единственное законченное произведение.

Проспер Мериме, «Хроника царствования Карла IX», «Коломба», «Кармен». Мериме называют великим новеллистом — так оно и есть. Конечно, по нынешним временам смотрится весьма наивно, местами напоминает этакие зарисовки натуралиста, но вообще-то это не мешает, а даже придаёт очарование. А берёт Мериме разговорной интонацией и любопытной смесью неторопливости рассказчика с остротой сюжета.

Читаю сейчас Бунина, «Жизнь Арсеньева». Читается как пародия. Ну как можно без улыбки читать места вроде:
Вокруг меня, куда ни кинь взгляд, колосистые ржи, овсы, а в них, в густой чаще склонённых стеблей — затаённая жизнь перепелов. Сейчас они ещё молчат, да и всё молчит, только порой загудит, угрюмо зажужжит запутавшийся в колосьях хлебный рыжий жучок. Я освобождаю его и с жадностью, с удивлением разглядываю: что это такое, кто он, этот рыжий жук, где он живёт, куда и зачем летел, что он думает и чувствует?
snikolenko: (Default)
Италия проходит мимо, но делает это просто великолепно. Уже позади Венеция, Рим, Ассизи, правда, Флоренция, похоже, накрылась... но об этом сейчас не могу, ибо wi-fi по-прежнему не работает. :( Зато можно немного о литературе.

Читаю собрание сочинений Юрия Полякова, от первого тома и далее. Первый том — «Сто дней до приказа», «ЧП районного масштаба» — мне не особенно понравился; всё-таки, ИМХО, суть тех книг была в содержании, революционное значение которого сейчас понять уже трудно; это как «Что делать?» читать. «Апофегей» понравился уже гораздо больше. А дальше началась совершенно чудесная проза. «Парижская любовь Кости Гуманкова» и «Небо падших» — это очень хорошо; цепляет очень сильно, особенно «Небо падших», особенно в финале... Просто, без претензий, остроумно и про настоящую любовь. А «Козлёнок в молоке» — это действительно очень смешно. Рекомендую.

Сейчас читаю «Замыслил я побег...». Тоже очень нравится. Буквально на первых страницах, например, наблюдение, поразившее меня, простите за штамп, до глубины души:
Башмаков подумал о том, что достаточно увидеть мужчину и женщину наедине, чтобы понять: кто из двоих любит сильнее или кто из двоих вообще любит. Тот, кто любит, всегда участливо склоняется над тем, кто лежит, заложив руки за голову.
Точно до ужаса.
snikolenko: (Default)
Продолжаю пытаться отвлечься и успокоиться. Давайте снова о прекрасном.

Рубен Гонсалес Гальего, «Я сижу на берегу». Как и «Белым по чёрному», книга заставляет по-новому посмотреть на очень многие вещи. Реально ставит мозги на место. Хотя мне показалось, что образ Миши — это уже даже немножко чересчур. А может, в самый раз. В общем, обязательно читайте. Да, и вставная пьеса тоже очень хороша, особенно вторая вставка, в конце, когда читатель уже проникся происходящим.

Эндрю Круми, «Мистер Ми». Книга о порносайтах и жизни Жан-Жака Руссо. Просто уморительно. Всем читать.

Лоран Сексик, «Дурные мысли». Тоже хорошо. Даже слабые попытки добавить серьёзности размышлениями о тяжкой судьбе евреев не смогли испортить хорошую повесть.

Сюгоро Ямамото, «Красная борода» и другие повести и рассказы. Вроде и плохо написано (или плохо переведено), а читается. Куча дурацких сентенций социального свойства про бедняков и богачей, всё сбивчиво и странно, но на самом деле это всего лишь простые истории о настоящей любви. Цепляет.
snikolenko: (Default)
Чтобы отвлечься от ужасного дня (итальянское консульство — это ад! не ходите туда, если есть возможность!), напишу пару слов о прекрасном.

Ф. М. Достоевский, «Преступление и наказание». Достоевский действительно прекрасен. Отлично теперь понимаю, почему иностранцы его выделяют из русской литературы (Пушкин, конечно, ещё прекраснее, но стихи переводить — пропащее дело). «Преступление и наказание» — это мастерски написанный психологический детектив. Несколько сюжетных линий развиваются параллельно, потом причудливо и неожиданно пересекаются, влияют друг на друга и все разрешаются к концу романа. Фабула держит в напряжении до последней фразы, читать реально интересно, даже зная, чем всё кончится (ну, в школе-то я всё-таки читал). Философское содержание, конечно, очень соблазнительно для исследователей и комментаторов — легко исписать сотни страниц размышлениями на тему Наполеонов и дрожащих тварей — но мне кажется, что это значит не видеть леса за деревьями. Философия Раскольникова — не главное в книге; это всего лишь хорошо продуманный штрих к прекрасно разработанному характеру. У других характеров — другие штрихи. Кстати, я как-то быстро и легко самоидентифицировался со Свидригайловым; не очень понимаю, почему его в школьных сочинениях считают злодеем.
snikolenko: (Default)
Дочитал всего Мураками — только на «Подземку» жалко времени и денег.
Больше всего понравилось «К югу от границы, на запад от солнца» — очень на душу легло. «Норвежский лес» — тоже хорошо, конечно. И вообще всё остальное тоже понравилось — ненапряжно, интересно и жизненно. Правда, наверное, не всем рекомендую вот так всё покупать и всё читать подряд — попробуйте сначала «К югу от границы...» и, например, «Хроники Заводной Птицы». Но не жалею, что прочитал.
snikolenko: (Default)
В третьей части «Хроник Заводной Птицы» после 336-й страницы шла сразу 353-я, зато страницы с 353-й по 369-ю повторялись еще раз, для непонятливых. В «Доме книги» к этой беде отнеслись на редкость позитивно — обменяли без звука и без чека, который я, конечно, потерял мгновенно. Вознаградил их за хорошее отношение к клиентам.

А еще у нас сегодня метель. А позавчера было +15. У Казанского собора работающий фонтан в снегу. Сфотографировал бы, да нечем.
snikolenko: (Default)
Японские писатели никогда не стесняются вставлять отсылки на русскую литературу и культуру. Очевидно, японские читатели их понимают, причём иногда они понимают такое... Харуки Мураками, «Хроники Заводной Птицы»:
Лицом он походил на молодого Солженицына.
snikolenko: (Default)
Прочёл книгу Джея Рубина про Мурaками, захотелось прочесть самого Мураками, а то раньше только «Охоту на овец» читал. Покупаю paperback'и этой серии, за вчера–сегодня утром прочитал «Слушай песню ветра», «Пинбол–1973» и первую часть «Хроник заводной птицы». Круто, мне очень нравится — не слишком интеллектуально, но читается хорошо и настроение отлично передаёт. Правда, везде какая-то подростковая перспектива: для героев Мураками двадцать лет — это ещё дожить надо, а тридцать — уже жизнь на закат идёт. Или так и есть?..

А ещё вчера опять был в «Библиоглобусе». Есть там одна очень приятная лестница... в общем, опять десяток книжек привёз.
snikolenko: (Default)
Сегодня впервые в жизни скакал галопом. Причём в первый раз это получилось совершенно неумышленно и когда я был к этому совершенно не готов — другая лошадь рванулась, сбросила всадника, ну, и моя рванулась за ней не менее радостно — правда, меня не сбросила. :)
Лошади — это очень круто, обязательно буду учиться, пока не научусь нормально ездить.

А ещё вчера вечером всплыло в разговоре почти случайно, но хочу написать всем.
Если вы ещё не читали Рубена Гонсалеса Гальего, прочтите обязательно. Прямо сейчас, прямо здесь.
Эта книга наверняка изменит ваше отношение к жизни.

Profile

snikolenko: (Default)
snikolenko

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
11121314151617
181920 21222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 02:50 am
Powered by Dreamwidth Studios